Язычество не дремлет…

Мы – на пороге Сырной недели, последней перед началом Великого поста. Но все ли воспринимают эти дни, как подготовку к постовому подвигу? Не к посту, а к масленичным гуляньям готовятся и учреждения культуры, и детские сады, и домохозяйки. Не кажется ли вам, что эта неделя гастрономических излишеств, распития алкоголя, а порой и рукоприкладства, порой приобретает элементы языческого разгула? А кому-то просто дает повод напиться?

Елена ФЕДОРОВА.

На вопрос читательницы газеты отвечает диакон Олег Бесхлебный.

– Сам я воспринимаю масленицу как долгожданное и очень радостное время. В том, что люди в эти дни встречаются, устраивают застолья, не вижу особой  беды и греха.

Застолье, блины – это ведь неспроста! Смысл  масленицы, конечно, не в удалых гуляньях и бесчинствах. Это очевидно, и для христианина не требует скучных обличений. Особый смысл масленицы в совсем еще недавние времена, когда не было еще ни телефонов, ни электронной почты, был в том, чтобы люди в течение недели, предшествующей Прощеному воскресению и Великому посту, успели съездить и сходить к своим близким и дальним знакомым и родным, попросить друг у друга прощения. А примирившись, испросив прощения, как не сесть за пир?

Покаявшийся Закхей от всей души устроил угощение для Спасителя и своих друзей. Или в притче о блудном сыне так говорится о счастье примирения и прощения: «…Приведите откормленного теленка и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться…» (Лк. 15:23). Это понятно всякому человеку, и немного удивляет излишнее морализирование по поводу масленицы в наши дни. Уверен, что для большинства православных христиан вся Сырная неделя, включающая в себя и службы по великопостному чину в среду и пятницу, и дружеское общение, и прощение обид, и гостеприимные застолья, – все явит особый, неповторимый и радостный праздник предвкушения, подготовки к Великому посту.

Но в своих творениях святитель Игнатий Брянчанинов говорил, что человек – существо падшее. Захочет вторгнуться, ворваться в духовный мир, – непременно начинает вначале не с чистой духовности, а с мира подмен,  перевертышей, с подделок под святость, с подкрашенной лжи.

Язычество никогда не умирало «до конца». В мире, где плоть и дух противостоят друг другу, где плоть еще не преображена, язычеству уютно прятаться там, где плоть – безраздельная хозяйка. Ни бедность, ни богатство, ни грубость быта, ни тонкости просвещения язычеству не помеха. Человек с двумя высшими образованиями также способен побежать «к бабке» за помощью, как и малообразованный крестьянин. Сумеречное сознание все толкует под себя. Масленицу праздновали даже в суровые годы богоборчества, извергнув из понятия подготовку к посту, за «наше» объявляя блины, водку, женский визг, гармошку – то, что вошло в понятие «а-ля рюс…».

Есть в жизни место для здорового смеха, шутки, вкусной еды. Но это нельзя называть «возрождением традиций». Язычество не спит, развивает дивную резвость в эпоху информационных технологий. Оно и подменяет смысл масленицы. Церковь потратила столетия на воцерковление языческого календаря и народной обрядности. Но язычество до конца не умерло. Оно в любой момент предложит свой вариант понимания мира. Но не будем о чуждом…

Масленица – это недельный период, когда мясо уже не естся, а на молочную пищу уже отменяется пост в среду и пятницу. Это время, когда в среду и пятницу службы в храме совершаются по постовому чину, а литургии не служатся. Ушли в прошлое времена, когда простые тяжкотрудящиеся люди находили в масленице редкую возможность повеселиться.

Перед смертью не надышишься, перед постом не наешься. Современность шумна и без масленицы – сейчас иные времена. Для нас наступает время собирания мыслей вокруг предстоящего поста. А сам пост для нас – время умной войны за личное бессмертие во Христе.

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии
Яндекс.Метрика