Молитвослов

В первой половине дня в центре станицы Луганской, что в десяти минутах от Луганска, шумно и оживленно. Здесь – по реке Северский Донец – проходит линия разграничения враждующих сторон, это территория Украины и эпицентр длящихся уже два года ожесточённых боёв, несмотря на то, что это не полигон, и в посёлке осталось несколько тысяч мирных жителей.

Только недавно отгремели последние перед долгожданным перемирием смертоносные залпы, разбитые дома зияют выбитыми стеклами, на каждом шагу – воронки, осколки снарядов, стреляные гильзы, остатки вдребезги разлетевшихся от взрывов стен – пластика, кирпича и штукатурки. Но жажда жизни всё же сильнее. Шумным роем пестреет райцентр, народ спешит кто на работу, кто управиться с неотложными делами, люди сбиваются в очереди: булочная, небогатый стихийный рыночек и самая большая и шумная толпа – в банк за кровно заработанными. После полудня райцентр опустеет, по сложившейся за время многомесячных обстрелов привычке все будут сидеть по домам – поближе к спасительным подвалам, подальше от простреливаемых улиц.

«Прогулочным шагом здесь не ходят»

Привычным коротким маршрутом иду и я. Как и все, за время войны стараюсь решить свои дела быстро – прогулочным шагом здесь не ходят, тоже устоявшаяся привычка. Так же торопливо передвигаются станичане. Мелькают лица, люди скоро шагают в разных направлениях навстречу друг другу, здороваясь и лишь на минутку останавливаясь узнать, как дела. Шум, гам, толкотня…

И вдруг мой взгляд задержался на неподвижной сгорбленной фигурке, сидящей на лавочке. Сухонькая старушка, присев на край скамеечки, внимательно читала маленькую книжечку, словно не замечая роящегося вокру

г шумного человеческого потока. Я присмотрелась получше: в руках у нее был открытый православный молитвослов. Углубленная в молитву, она даже не заметила, как я долго смотрела на нее, как потом достала фотоаппарат и сделала снимок. Она была далеко – у Престола Божия…

О чём так горячо молилась эта бабушка, не замечая ничего вокруг? Быть может, о детях, которых война сорвала со своих мест и прогнала далеко от родной станицы? А может, о любимых внуках, прося для них у Господа милости и покрова у Божией Матери? О своих усопших подругах-ровесницах, не выдержавших стресса и тягот войны, которых проводила за этот год в последний путь? Или обо всех нас, поглощенных своими мелкими делами и каждодневной суетой, даже в годину тяжких испытаний спешащих, не замечающих боли ближних своих, что-то выгадывающих? Что просила она у Бога? Уверена: не новый плазменный телевизор, безвиз в Европу, чемодан долларов или двухэтажный дом с евроремонтом. А скорее всего – гораздо более нужных и важных для человека вещей. Каких? Она, сидящая на этой лавочке прямо посреди войны, теперь знает точно. Хотите узнать и вы? Нет, не надо за этим приезжать в станицу Луганскую – не приглашаю, не каждый выдержит того, что пережили оставшиеся здесь люди. А просто – откройте православный молитвослов, даже самый маленький, – и поймёте…

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии
Яндекс.Метрика

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.