Казачий старейшина – ровесник Кубани освобожденной

Председатель совета стариков Ейского казачьего отдела Пётр Колесник – ровесник Кубани, освобожденной от немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Своё 75-летие казак отмечает в добром здравии и заслуженном уважении земляков.

Потомок двух каневских казачьих родов – Колесников и Тыщенков, Пётр Иванович бережно хранит память о героизме своих предков-казаков. Следует отеческим заветам патриотизма и благочестия, личным примером наставляет юных казачат правилам жизни в славных казачьих традициях.

Отец его, Иван Петрович Колесник, сражался в казачьей коннице в годы Финской войны. Добровольцем пошёл на фронт в самом начале Великой Отечественной войны, но уже осенью 1941-го получил тяжелое ранение. После лечения в госпитале был демобилизован и вернулся в Каневскую. Устроился в колхоз трактористом, но по здоровью пришлось ему переквалифицироваться в учетчики. Вскоре женился на казачке Ольге из раскулаченного рода Тышенко.

Казачий старейшина – ровесник Кубани освобожденной

П.И. Колесник на фото справа. Из архива семьи Колесник.

27 июля 1943 года в семье Ивана и Ольги Колесник родился сын, которого в крещении нарекли в честь деда по отцовской линии – Петра Ивановича Колесника. Участник Первой мировой войны, в составе «кочубеевской кавалерии» старший Пётр Иванович погиб в Гражданскую, задолго до рождения внука.

Кстати сказать, Свято-Покровский храм, в котором крестили маленького Петра, к тому времени только что пережил своё второе рождение. Шло его возрождение после семилетней богоборческой опалы, когда в  церковном здании располагалось то зернохранилище, то тракторные мастерские. Мать-богомолица рассказывала позже сыну, как в опальные для Дома Божьего годы тайком молилась на его стены и как вместе с земляками радовалась его открытию.

Оба деда Петра Ивановича строили этот храм – в начале прошлого века для казака великой честью было свершение дел богоугодных.  Но революция и последующие за ней события всё изменили в укладе казачьей жизни. Тяжкий крест понесли все, кто не предал веру православную и не отступил от присяги «За Веру, Царя и Отечество!». Пращуры нашего героя также прошли непростые испытания. Один, как говорилось об этом выше, геройски погиб на поле боя, другой – материн отец Афанасий Тышенко не выдержал испытаний режима сталинских лагерей для политзаключенных.

Пётр Иванович вспоминает, как в детстве слышал он историю возвращения из  неволи своего дедушки. Под строжайшим запретом на её разглашение. О последних днях деда Афанасия рассказывал его родным сосед «дед Штепа». В 1953-м два каневчанина возвращались из Соловецкого острога на Кубань пешком. Здоровье Афанасия Тышенко было ослаблено, и сердце казака остановилось в пути, вдали от родного края. Вместе с печальной вестью о его кончине, товарищ передал скромный скарб бывшего узника сталинского режима родным. Но рассказывать об этом вслух было непринято и даже в какой-то мере опасно ещё почти четыре десятилетия.

Власти искусственно взращивали поколение «о родстве не помнящих», искореняя в казачьих детях и внуках их родовые принципы, традиции, приоритеты. Не всем удалось выдержать это давление, кто-то да поступился жизненными ценностями предков, выменял их на «лёгкую жизнь». И только люди с духовной целостностью, непоколебимые в вере православной смогли выстоять в исторической круговерти событий ХХ века, возродить и сохранить уже для своих потомков заветы отцов и дедов.

Крепка оказалась казацкая жилка у Петра Ивановича – не отступил он от дедовых принципов и убеждений. После армии вернулся в родную станицу, работал на сахзаводе. Затем прошёл спецподготовку для обучения допризывников военному делу и трудился военруком в каневской казачьей школе № 3. Окончив в 1979-м Армавирский пединститут, пошёл «на повышение» – работал инспектором в РОНО, 23 года возглавлял Каневской межшкольный комбинат. Бывшие ученики и коллеги с уважением вспоминают своего мудрого и справедливого наставника, ведь благодаря его участию многим удалось сохранить свой «духовный стержень».

Казачий старейшина – ровесник Кубани освобожденной

Кавалерист И. П. Колесник. Из архива семьи Колесник.

90-е годы – заключительный этап безвременья ХХ века, пора возрождения казачества на Кубани. Пётр Иванович одним из первых станичников надевает казачьи погоны, не потому что «тенденция», а по воле своей души, по зову крови, по убеждению. В 1993-м возглавляет районное казачье общество, в 2007-м уходит в отставку с атаманской должности и уже десятилетие как председательствует в казачьем Совете стариков.

Крепкий хозяйственник (по уходу на пенсию бывший школьный учитель организовал фермерское хозяйство), находит время не только для общественной деятельности. В воскресные дни и по Великим праздникам оставляет он фермерские хлопоты и спешит в храм, который строили его деды. Храм, в котором он крестился, венчался с супругой Тамарой Андреевной, более полувека разделяющей с ним все тяготы и радости жизни. Под своды которого ныне приводит своих внуков и правнуков.

Елена Походина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии
Яндекс.Метрика

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.