Девять десятилетий духовного подвига

Приидут молитвенницы от Египта,

Эфиопия предварит руку свою к Богу.

(Пс. 67:32)

 

Девять десятилетий духовного подвига15 июля 1928 года в семье каневчан Ивана и Соломеи Матвиенко родилась дочь, в крещении нареченная Марией. На крепком фундаменте православной семьи девять десятилетий воздвигались стены её искренней веры в Бога. Жизненный пример духовного подвига отца и матери – с таким наследием Мария Ивановна прошла свой тернистый жизненный путь.

Третий ребёнок в семье, в самом начале своей жизни она осталась в ней  единственным чадом. Последней веточкой своего рода встречала зрелость – старшие братья рано ушли из жизни, трагически. Андрейку девяти лет от роду в 1933 году забрал голодомор, его старший погодка Николай в годы Великой Отечественной войны пропал без вести.

Отца в 1937-м объявили «врагом народа», последующее десятилетие он провёл в лагере для политзаключенных на Сахалине. «Выжил молитвами, – делился Иван Иванович с домочадцами по возвращению из заключения. – Люди по-разному себя вели в неволе. Кто бранился, да судьбу проклинал – тех тяжёлая участь постигла. Меня Бог уберёг, к Нему обращался о заступничестве, за семью молился, за родную землю, за мир на Земле».

Соломея Ивановна ждала супруга также в неустанном общении с Господом. Оба станичных храма к тому времени были закрыты. В Свято-Покровском разместились машинно-тракторные мастерские, а Свято-Духосошественский в 1938-м разрушили. Поэтому, как и многие преданные вере православной земляки, молилась у домашних икон. Украдкой – на стены Покровского, у руин Белокаменного.

Было Маше лет десять, когда она с подружкой своей в Свято-Покровский храм решили сходить. Долго не размышляли, пошли, в чём были – босоногие и простоволосые. Центральный вход в Дом Господен был разбит тракторными гусеницами, из открытых дверей вырывался лязг металла, и чадило гарью горючего. Но это не остановило любопытствующих, пробрались вовнутрь и даже зашли в алтарь, в осквернённое людским безверием сердце храма. Вдруг какой-то мужчина так прикрикнул на девчат, что неслись они сломя голову каждая до своего родительского порога.

Маме  горделиво похвасталась, в церкви, мол, была, да подробности описала. Ждала похвалы, а получила от богомолицы по заслугам. За неуважение к святому месту, за оскорбление его и видом своим, и деянием. Урок тот усвоила на всю жизнь.

В 1947-м выпускница краевого пединститута Мария Матвиенко против собственной воли была направлена работать в Левашинский район горного Дагестана. Пять лет на чужбине тосковала о родной стороне, её душа болела об осиротевших родителях. Просилась у начальства домой, умоляла – не отпускали и, более того, забрали у неё документы. Но остановить не смогли – самовольно вернулась в Каневскую.

Получила в РОНО направление учителем биологии, химии и ещё нескольких предметов в восьмилетнюю школу хутора Сухие Челбасы. Дали испытательный срок на первую четверть, пока документы из Дагестана пришлют. Но не так скоро удалось ей свои знания и умения учительским дипломом подтвердить перед руководством, пришлось писать в Москву. Только к Новому Году принёс почтальон ей увесистый пакет с документами.

В 1953-м перевели Марию Ивановну в станичную школу № 4, где она до самой пенсии преподавала биологию старшеклассникам. По совместительству три года знакомила с этой наукой взрослых учеников в заочной школе. Всецело посвящала себя любимой работе. По сей день преданная своей профессии, учитель Матвиенко М. И. награждена медалью «За доблестный труд».

Можно представить, как сложно было в советское время не отступиться от веры. Особенно школьному учителю, чья жизнь у всей станицы на виду. Но она в сердце хранила мамины слова: «Будь добра Маша, люби Бога, люби людей!» Так, в любви и смирении, оставалась верна Христу под косыми взглядами коллег-атеистов и тайно сочувствующими – единоверцев. В Свято-Покровский храм, где несла послушание мама, ходила по вечерам, стараясь не раздражать своей христианской убежденностью богоборцев. Конечно, слышала она неодобрительные шепотки за спиной, но молитвенно отпускала людскую злобу и жила как умела, по совести. С доброй улыбкой вспоминает Мария Ивановна своего ученика Володю Шевченко, который застенчиво так у неё поинтересовался, правда ли она верит в Бога? Сказала правду, не слукавила, не обманула – потому что следовала божьим заповедям, по ним и школьников жить наставляла.

Почти четверть века была счастлива в браке – её  Василий Иванович годами был несколько старше, но духовно они были едины. Своих детей Марии Господь не дал, разделила с мужем заботы о его детях от первого брака.  Но продолжительная болезнь супруга разбавила семейные радости горечью потерь. В 2009-м Мария Ивановна похоронила мужа и осталась одна-одинёшенька. С этой болью Мария и пришла в храм, где её тепло приняли в приходскую семью.

Вместе с тем обрела она душевный покой и умиротворение. Пока немощь не одолела, трудилась с другими сестрами – в храме порядки наводили, в церковном дворе за клумбами ухаживали, помогали нуждающимся. Как когда-то вместе с мамой… Светло и радостно от благих деяний!

Большую радость доставляют учителю встречи в храме с учениками. Словно по классному журналу, поимённо перечисляет: «Надя Гречаная, Саша Гринь, Валя Калашникова, Маша Тышенко, Люба Шадыева…». Интересуется судьбой каждого, обо всех просит милости у Господа и заступничества Пресвятой Богородицы.

В любви ко Господу проходят минуты и годы жизни молитвенницы. Её жертвенная любовь к людям находит отклик в сердцах многих доброжелателей. «Я жива до сих пор, – делится она секретом своего долголетия, – потому что много людей молится обо мне».

 

 

Елена Бутенко

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии
Яндекс.Метрика

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.