Благотворительность и милосердие членов царской семьи

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут»

Матф.5:7

В первые дни войны Императрица Александра Федоровна с дочерьми Ольгой и Татьяной возглавили комитеты по оказанию помощи пострадавшим от военных бедствий, они стали попечительницами госпиталей и лазаретов. Летом 1915 года в Петрограде, в Зимнем дворце был открыт лазарет имени Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Алексея Николаевича. Раненые поступали в лазарет с Иорданского подъезда, со стороны Невы. Приемная лазарета и сортировочная располагались в вестибюле. Там же была установлена подъемная машина для тяжелобольных.

Лазарету были отданы аванзал, Николаевский зал с прилегающей к нему Восточной галереей, большой Фельдмаршальский, Петровский, Александровский, Гербовый залы, военная галерея памяти героев Отечественной войны 1812 года. В Колонном зале расположилась громадная операционная, оснащенная самым современным оборудованием, в Помпейском садике установили ванны для водных процедур. Все картины и ценности, находившиеся там в мирное время, оставались на местах, скульптуры и наиболее ценные полотна были закрыты деревянными щитами и покрывалами. Со стен сняли лишь золотые и серебряные блюда — дары русским царям.

Лазарет был рассчитан на 1000 раненых и больных воинов, которых обслуживали 180 санитаров, 60 сестер милосердия и 10 врачей во главе с доктором Рутковским. Работы по переоборудованию царских залов под лазарет проводились за счет дворцового ведомства. Общество Красного Креста оснастило лазарет мебелью, снабдило постельным бельем и медикаментами.

Императрица Александра Федоровна со старшими дочерьми Татьяной и Ольгой в униформе сестер милосердия

Освящение этого одного из крупнейших в России лазаретов состоялось 10 октября 1914 года. Молебен по случаю открытия лазарета было намечено провести в Николаевском зале. К трем часам дня в Николаевском зале собрался также весь медицинский персонал во главе с главным врачом Рутковским, санитары и сестры милосердия во главе со старшей сестрой Матюшкиной.

Ровно в три часа дня из внутренних покоев Зимнего дворца в Николаевский зал вошли вдовствующая Императрица Мария Федоровна, Августейшая покровительница российского общества Красного Креста, Императрица Александра Федоровна с дочерьми в сопровождении принца Александра Петровича Ольденбургского, назначенного верховным начальником санитарно-эвакуационной части. Водосвятный молебен начался с благословения протопресвитера Дернова и пожелания скорейшей победы российскому войску над грозным противником. Затем залы, переданные под лазарет, были окроплены святой водой. Полностью функционировать лазарет начал через несколько месяцев.

Великая княжна Татьяна Николаевна на перевязке раненого офицера ассистирует доктору медицины княгине Гедройц В.И., Царскосельский лазарет 1916 г.

 

В канун 1915 года в Петрограде состоялось освящение городского госпиталя имени бельгийского короля Альберта. На его открытии присутствовал весь состав бельгийской миссии, аккредитованной в российской столице, а также городской голова граф Толстой И.И. и другие официальные лица. Госпиталь был рассчитан на 1200 человек и считался самым большим среди городских госпиталей. Он был оборудован по последнему слову техники: имел собственную операционную, рентгеновский, зубоврачебный, ушной и глазной кабинеты, дезинфекционную камеру, прачечную и аптеку.

В том же году открылись офицерский лазарет в Царском Селе, патронат-убежище для нижних чинов в Новом Петергофе, Двинский земский лазарет. Все они находились под покровительством царской семьи и периодически посещались Августейшими особами. В 1915 году произошло торжественное освящение открывшегося в Петрограде английского лазарета. Православный священник совершил совместную с английским епископом службу. На этом торжестве религиозного и милосердного единения во имя общего служения страждущим братьям, проливающим кровь в союзной войне, присутствовали Императрица Александра Федоровна с дочерьми, английский посол в России сэр Джорж Бьюкенен, его супруга и дочь посла Мэриель Бьюкенен — сестра милосердия открывавшегося лазарета.

Добрый пример патриотического порыва показывали члены царской семьи, в первую очередь Императрица Александра Федоровна и ее старшие дочери Ольга и Татьяна. Княжна Вера Константиновна, дочь Великого князя Константина Константиновича рассказывала анекдотичный случай, произошедший с Великой княжной Татьяной Николаевной во время ее работы в лазарете. Сестра милосердия ухаживала за тяжелораненым солдатом. Когда больной после неустанных ее забот почувствовал себя значительно лучше и уже готовился к выписке, между ними произошел такой разговор.
— Выходи за меня замуж, — настойчиво просил солдат сестру, на что она, смутившись, ответила:
— Боюсь, отец не позволит.
— Ну и дурак твой отец! — промолвил солдат, не ведая о том, что признавался в любви дочери российского императора Николая II.

Великая княжна, прыснув со смеху, удалилась, а спустя некоторое время в углу просторной палаты раздался дружный хохот дежурных сестер, которым дочь Императора рассказала об этом случае. Несколько позже к милосердной деятельности матери и старших сестер присоединились младшие Великие княжны — Мария и Анастасия.

В разных городах России широко шел сбор подарков воинам, которые затем доставлялись на фронт. Во время рождественских и пасхальных праздников раздача подарков считалась обязательной — ни один из нижних чинов не оставался без внимания. Частыми гостями на передовых позициях были члены царской семьи, правительства и Государственной Думы. Родная сестра Императрицы Великая княгиня Виктория Федоровна за самоотверженную работу на передовых позициях была награждена тремя Георгиевскими медалями.

Каждому россиянину должен быть памятен и светлый образ Великой княгини Ольги Александровны, родной сестры Императора, душевные качества которой особенно ярко проявились в войну. Открыв в Киеве собственный лазарет, Великая княгиня полностью отдала себя помощи раненым и больным воинам. Преданность работе, исключительная доброта и чарующая простота в общении с людьми, трогательное обращение с ранеными воинами пробуждали к ней глубокое и искреннее уважение.

В короткие часы отдыха Великая княгиня Ольга Александровна находила время посетить свою любимую мать, Императрицу Марию Федоровну, переселившуюся с 1915 года из Гатчины в Киев. К тому времени Киев стал наиболее крупным госпитальным центром Юго-Западного фронта, где сосредоточилось сто три лечебных заведения, куда только за период с 20 января по 20 февраля 1915 года были приняты 21 800 раненых и больных российских воинов.

До переезда в Киев Августейшая Председательница Российского Общества Красного Креста, вдовствующая Императрица Мария Федоровна вела активную работу по организации госпитального дела в России. Впечатляющие данные об этом приводит в одной из своих статей Л. Тютюнник: «Вдовствующая Императрица Мария Федоровна учредила госпитали в Минске, Киеве и Тифлисе, 2 военно-санитарных поезда на 100 и 400 человек, 5 лазаретов, перевязочно-питательный отряд, санаторий в Крыму для выздоравливающих офицеров, убежище для увечных воинов при Максимилиановской лечебнице.

Со склада в Аничковом дворце, где она жила, отправили на фронт с 1 августа 1914 года по 1 августа 1915 года: 398 793 штуки белья, 56 116 теплых вещей, 133 428 образков, 77 350 Евангелий, 524 пуда табака, 1 640 000 папирос, 1060 пудов мыла, 28 888 яиц, 274 окорока, 2783 пуда съестных припасов, 10 100 банок консервов… Общий расход по складу составил за год 1 246 567 рублей 55 копеек».

Вместе со своей Августейшей матерью в Киев прибыла Великая княгиня Ольга Александровна, младшая сестра Николая II. Оставив дворцовую жизнь, Великая княгиня как рядовая сестра милосердия ухаживала за больными, выполняла их поручения: писала и отсылала письма, покупала табак, не давая раненым и больным понять, что перед ними сестра Императора. Рано утром одна или в сопровождении сестер из лазарета, в обычном костюме сестры милосердия, Великая княгиня отправлялась на базар покупать продукты.

Живейшее участие принимала Великая княгиня в облегчении душевных переживаний выздоравливающих солдат, тоскующих по своим близким: выписывала без их ведома жен, детей и родителей в Киев и сама переживала радость их первого свидания. Не пригодным к дальнейшей службе в армии Великая княгиня Ольга Александровна старалась найти работу, хлопотала об их устройстве на государственную или частную службу, пыталась обеспечить для них возможность безбедного существования.

Много лет спустя Великий князь Александр Михайлович писал в эмиграции о Великой княгине Ольге Александровне: «…самые заклятые враги, династии не могли сказать ничего, кроме самого хорошего, о ее бескорыстной работе по уходу за ранеными. Женщины с душевными качествами Великой княгини Ольги представляют собою редкое явление. Всегда одетая как простая сестра милосердия и разделяя с другой сестрой скромную комнату, она начинала свой рабочий день в 7 часов утра и часто не ложилась всю ночь подряд, когда надо было перевязать вновь прибывших раненых. Иногда и солдаты отказывались верить, что сестра, которая так нежно и терпеливо за ними ухаживала, была родною сестрою Государя и дочерью Императора Александра III». За свой самоотверженный милосердный труд Великая княгиня Ольга Александровна была удостоена в 1915 году Георгиевской медали. В смутное революционное время судьба пощадила Великую княгиню, ей удалось уехать за границу, навсегда разлучившись с родиной.

Не только члены царской семьи в годы Первой мировой войны занимались благотворительностью и проявляли милосердие, но и почти всё российское общество, кто как мог. Историческая роль в развитии благотворительности и милосердия в России по праву принадлежит старшей сестре Императрицы — Великой княгине Елизавете Федоровне, которая в годы тяжелейших личных и общественных потрясений, презрев все земные блага, всецело посвятила себя служению ближним — всем, кто нуждался в помощи. Елизавета Федоровна, немка по крови, выйдя замуж за Великого князя Сергея Александровича, стала русской по вере, укладу жизни и интересам. В смутное время 1905 года член террористической группы эсеров-боевиков, возглавляемой небезызвестным Борисом Савинковым, Иван Каляев бросил бомбу в проезжавшую по территории Кремля карету, в которой находился Великий князь.

Трагическая гибель супруга еще более укрепила в сознании Елизаветы Федоровны желание продолжить милосердную и благотворительную деятельность в организациях, которые она возглавляла в Петербурге и Москве. Простив убийцу, она разделила немалое состояние на три части: в казну, наследникам покойного мужа и большую — на благотворительные цели. Под руководством Елизаветы Федоровны было реализовано несколько крупных проектов благотворительных деяний, в том числе создана Марфо-Мариинская обитель. Целиком посвятив себя служению Богу и ближним, Великая княгиня на собственные средства приобрела на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и садом и основала там Марфо-Мариинскую обитель. В ней функционировали амбулатория, аптека, приют для девочек, бесплатная больница на двадцать две койки, где безвозмездно работали лучшие медики Москвы.

Деятельное участие Елизавета Федоровна приняла в организации всероссийского Братского кладбища в Москве — своеобразного мемориала павшим защитникам Отчизны. Было приобретено четырнадцать с лишним десятин земли дворянской усадьбы под названием Сад села Всехсвятского. Попечителем Братского кладбища стал известный московский врач Пучков С.В., ревностно взявшийся за создание уникального памятника павшим воинам.

15 февраля 1915 года состоялось торжественное открытие Братского кладбища и первое захоронение пяти защитников Отечества. Освящению кладбища предшествовала торжественная литургия, совершенная епископом Димитрием Можайским в храме Сергиево-Елизаветинского убежища. К началу богослужения прибыла Великая княгиня Елизавета Федоровна. Через шесть месяцев после этого события на кладбище состоялась закладка храма, 150 000 рублей на его строительство выделили А.М. и М.B. Катковы в память о сыновьях Андрее и Михаиле, павших на поле брани ровно год назад.

В тот же день, 6 августа 1915 года, открылось кладбище для сестер милосердия. После богослужения в присутствии Великой княгини Елизаветы Федоровны и князя Ивана Константиновича с супругой Еленой Петровной были совершены закладка храма и отпевание тела сестры милосердия Анны Павловны Нагибиной, уроженки города Уфы, скончавшейся в возрасте семнадцати лет от брюшного тифа. Епископ Можайский Димитрий провел обряд отпевания первой захороненной на этом кладбище сестры милосердия.

Пройдет совсем немного времени, и кладбище-мемориал станет местом своеобразного паломничества людей… Но мало кто из москвичей знает, что стало с кладбищем потом. Так вот, после Октябрьского переворота 1917 года Братское кладбище еще несколько лет функционировало, но в середине 20-х годов подверглось небывалому надругательству и осквернению со стороны победившего пролетариата. Разрушались могилы, памятники, кресты, на месте вечного упокоения павших за свободу Родины прокладывались дорожки для гулянья, разбивались спортивные площадки. Кладбище пришло в запустение, заросло бурьяном… Постепенно пустыри стали застраиваться, а начиная с 50-х годов на костях русских воинов стремительно выросли унылые кварталы Песчаных улиц.

В тревожные дни февральской революции 1917 года шведский министр по поручению германского кайзера специально приехал в Москву на встречу с Елизаветой Федоровной, желая уговорить ее покинуть Россию. Однако все было тщетно. Позже германский посол Мирбах, получив согласие советских властей на выезд Великой княгини в Германию, дважды пытался встретиться с ней и передать приглашение вернуться домой, но Елизавета Федоровна не приняла его — она категорически отказалась покинуть Россию, ставшую ей второй родиной. К сожалению, трагические события не обошли стороной Великую княгиню. В апреле 1918 года ее арестовали и увезли в уральский городок Алапаевск.

Обреченная на уничтожение, как и вся царская семья Романовых, она смиренно ждала своей участи. Глубокой ночью 18 июля 1918 года бывшую настоятельницу Марфо-Мариинской обители, сестру милосердия, чьи благодеяния и доброта коснулись тысяч и тысяч российских сограждан, сбросили в шахту старого алапаевского рудника вместе с другими членами Императорского дома. Безбожие порождало зверство!

Благотворительность и милосердие членов царской семьи Благотворительность и милосердие членов царской семьи Благотворительность и милосердие членов царской семьи Благотворительность и милосердие членов царской семьи

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.