Что есть человек?

«Когда взираю я на небеса Твои – дело Твоих перстов, на луну и звезды,
которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его,
и сын человеческий, что Ты посещаешь его?»
(Псалтирь 8:4,5)

Занимался летний солнечный день. Как раз кстати, потому что мы с родителями решили провести этот день на даче. Работы в саду хватало на всех. Я помогал чем мог. Мать с отцом неторопливо копошились в огороде, переговариваясь с соседом по саду Андреем, с которым они давно уже сдружились и с удовольствием всегда общались, несмотря на пятнадцатилетнюю разницу в возрасте. Так прошла пара часов. Мама приготовила обед и позвала всех в дом, включая Андрея.

Внутри старого кирпичного домика, спрятавшегося под колючими ветвями яблонь, было прохладно. Стол был накрыт всевозможными вкусностями. Наш обед затянулся. Похоже, никто не торопился возвращаться на грядки. Беседа родителей с Андреем стала ещё оживленней. Отец принялся рассказывать о том, как когда-то впервые приехал в Сибирь, как устроился вахтовиком на одном из крупных нефтяных месторождений. Он многого достиг с тех пор, но с тоской вспоминает ту пору, когда всё только начиналось.

– А ведь меня сам В.А. принимал на работу, сам лично заявление подписывал! Помню, кабинет у него был в каком-то старом бараке. Ну конечно! Кто он тогда был, и кто сейчас! Один из богатейших в стране теперь! А Люська в столовой работала, еду ему подносила.

– Было, было – подтвердила мама, – он в банкетном зале обедал, там у нас особо важные персоны обслуживались. Спрашивает: «Где ножи?», – а я теряюсь, не знаю, что сказать. Ножей-то у нас отродясь в столовой не было, так как никто ими за обедом не пользовался. Пришлось обзавестись.

– Вот, Андрей, – шутливо продолжил папа, – видишь, с какими знаменитостями мы знакомы!

Улыбаясь, Андрей отвечал в тон отцу:

– Мне тоже, между прочим, есть чем похвалиться. Я когда в армии служил, генералу Г. ворота раз открывал. Правда, не знаю, видел ли он меня из своей машины.

– А Вова тебе рассказывал, как в Москву ездил? Нет? – перебила рассказчика мама, – В общем, их – его и ещё нескольких сотрудников – в честь юбилея предприятия пригласили в Москву на празднование. Им в гостинице «Россия» столы накрыли, и многие звезды эстрады с ними там были, поздравляли. Вовка за одним столом с Л.Л. сидел, у нас даже фотография есть.

– Зато этот, как его, Ф.К., вот уж он мне не понравился! Неприятный, высокомерный! Даю ему блокнот, ручку – автограф, значит, прошу. А он мне: «У меня нет ручки с собой». Мою он, видишь ли, побрезговал взять – авось заражу чем-нибудь. Ну а Л.Л. мужик простой, посидел с нами, поговорил – хороший мужик!

– Да-а, Володь! Мог ли ты представить, что однажды с ТАКИМИ людьми будешь за одним столом сидеть! Во как бывает! – подытожила мать, глядя в окно на полуденный сад.

Я вдруг почувствовал, что должен тоже кое-что сказать. Отогнав напрашивающуюся неловкость и нарушая воцарившуюся будто специально для меня тишину, я произнёс:

– А ко мне однажды пришёл Божий Сын Иисус Христос, простил все грехи и изменил всю жизнь к лучшему.

Спустя несколько мгновений я встал и неторопливо вышел на крыльцо, прикрыв за собой дверь.

«Что побудило Христа оставить славу пречистых небес? Чего не хватало Ему в раю?»

А ведь действительно, какое это чудо, – размышлял я позже, – великий и святой Бог обратил внимание на этот грешный мир, лежащий во зле, израненный, измученный, обкраденный и опустошённый грехом, обречённый на смерть, и не прошёл мимо, сжалился над падшим творением, Сына Своего непорочного отдал вместо нас на позорный крест мучений. И что побудило Христа оставить славу пречистых небес? Чего не хватало Ему в раю? Ради кого Он спустился на землю? Что, стоя на коленях, ищет Он в этой чёрной пыли? Нас, недостойных, Он ищет, спасти нас хочет, простить, исцелить, принять в Свои объятия. Вот только бы нам не пренебречь Его любовью и ни на что её не променять.

Что такое человек, что Ты столь ценишь его и обращаешь на него внимание Твоё? Это и для меня загадка. Поистине, любовь Господня превыше всякого разумения! Какое счастье, что у нас есть Бог, сердце Которого переполнено человеколюбием. Иначе что бы мы стали делать?! Где бы тогда искали спасения?! Наше спасение в Его любви, в Его необъяснимой, необъятной, Отцовской любви! Хочет ли Он чего-либо взамен? Лишь одного! Того только, чтобы поверили в эту любовь!

Хотя и это может оказаться сложной задачей для нас, которым сызмальства враг душ человеческих пытался внушить ложное мнение о Боге, представляя Его либо страшным, суровым тираном, либо вовсе равнодушным, слепым божком, далёким и недоступным творцом, который создал Вселенную, а потом отлучился по более важным делам, пустив всё на самотёк.

Лишая веры в любящего, всесильного Отца, сатана насаждает в человеке веру в себя самого как единственную разумную веру. Все мы были обмануты им. Все мы не раз слышали его вкрадчивый, казалось бы, любезный голос: «Всё в твоих руках! Будь господином собственной жизни. Если сам себя не спасёшь – не спасёт никто! Да и зачем тебе спасение? Оно нужно убийцам и ворам, а ты человек порядочный. Бог, если Он и есть, безусловно, доволен тобой. Продолжай в том же духе, и всё будет прекрасно!»

И вот, в человеческих сердцах рядом с опрокинутым троном Божьим строителями по имени Тщеславие и Гордость по проекту самого диавола возведён величественный памятник собственному «я». Но истукан этот хрупок, его состав – глина и персть. Приносится бурный ветер; настают тяжелые времена, приходят искушения, и становится ясно, что Бог нам всё-таки нужен и что не такие уж мы и безупречные. Оказывается, не в нашей власти изменить внешнее, не говоря уже о внутреннем. Понемногу проявляются наши слабые, неприглядные стороны. Впрочем, мы ещё упрямимся и твердим: «Нет-нет, мой истукан не так уж и плох, он ещё на что-нибудь сгодится. Да, у меня есть недостатки, как и у всех, но ведь и добрых качеств немало. В конце концов, пара трещин только украшает памятник. Что ж, может, и не стоит совсем отвергать веру в Бога, но как говорят, Бог-то Бог, да сам не будь плох!» И так мы продолжаем обманывать самих себя.

«Сам Бог для нас всё ещё значит не больше, чем докучливый заимодавец, постоянно напоминающий нам о нашем долге. Он ещё не открылся нам как Отец»

Но истина заключается в том, что мы безнадёжные грешники, которым абсолютно нечем гордиться. И Бог продолжает Свою работу. Он выводит на свет всё скрытое во мраке, все наши нечистые помыслы, корыстные мотивы. Даже то, что нам казалось нашими лучшими качествами, самыми благородными поступками, в свете Божьем оказывается порой гнилым в своём основании, ибо подпитываемо себялюбием и тщеславием. Памятник с грохотом рушится, и из руин ложных надежд, тщетных ожиданий мы взываем о помощи. Теперь мы понимаем, что направлялись в ад, что нуждаемся в прощении и спасении. «Ну, хорошо, – говорим мы, – что нужно делать, чтобы спастись?» Теперь мы пытаемся заплатить за спасение. А это значит, гордыня ещё не умерла. Значит, мы ещё не постигли всей глубины своей греховности и пытаемся как-то откупиться от Бога. Следовательно, корень греха остался нетронутым. Сам Бог для нас всё ещё значит не больше, чем докучливый заимодавец, постоянно напоминающий нам о нашем долге. Он ещё не открылся нам как Отец. Его любовь остается незамеченной, непонятой, отвергнутой – лишь бы нас оставили в покое!

Когда-то и я задавал Богу этот вопрос: что нужно делать, чтобы спастись? Спасение представлялось мне в виде дороги, на одном конце которой – я, а на другом – Христос. В середине мы должны встретиться. Иисус Свою часть пути уже прошёл: Он спустился на землю, принял крестные муки за грехи людей, затем воскрес и теперь на небесах ждёт меня. Он оставил заповеди – это и есть моя часть пути. Господь, безусловно, взял на Себя самый тяжёлый отрезок дороги. Мне же осталось совсем немного – прожить жизнь свято, в послушании Христову учению. Однако взвалив этот груз себе на плечи, я чуть не надорвался.

А в действительности спасение – это не то, что совершает человек, а то, что уже совершил Бог! И нам к этому нечего добавить. Иисус прошёл даже не девяносто девять процентов пути, а все сто! Не я, а Он взыскал меня. И нашёл, надо сказать, не в самом приглядном виде: Он умер за меня, когда я был ещё отвратительным грешником, неспособным к добру. И Он сделал даже больше, чем просто протянул руку и сказал: «Вставай! Следуй за Мной, Я отведу тебя в рай!». Это уже было бы несказанной милостью, пределом мечтаний. Но любовь идёт дальше, она простирается за горизонты человеческих представлений и пониманий. Вот что сделал Господь: Он подошёл, протянул ко мне открытую ладонь, в ответ я протянул свою. Тогда Он поднял меня с земли, взял на руки, и, прижав к груди, понёс домой в небеса, нежным голосом повторяя одни и те же слова: «Только веруй! Только веруй!» Это и есть ответ на вопрос: «Что сделать, чтобы спастись?» Христианский путь под силу лишь Самому Христу. Ну а наша задача – пребывать в Нём, в Его любви, святости, принадлежать Ему Одному и всеми силами хранить веру.

«Чего же такого недостаёт взрослым, что есть у детей? В том-то и дело, что у них ничего нет!»

Вы никогда не задумывались над словами Иисуса о малых детях, что таковых есть Царство Небесное? Чего же такого недостаёт взрослым, что есть у детей? В том-то и дело, что у них ничего нет! Они во всём зависимы от родителей, которым всецело доверяются и от руки которых в простоте принимают всё потребное для жизни. Человеку же богатому жизненным опытом, знаниями, багажом добрых дел трудно войти в Божье Царство. Этакий «богач» не осознал ещё своей нищеты и ничтожности, не узрел ещё своей глубочайшей испорченности. В жизни такого самодовольного, самоуверенного человека Бог пока ещё не может царствовать. До тех пор, пока вера в самого себя не умрёт, вера в Бога по-настоящему не оживёт. Храм Господень в сердце человека не восстановится во всей красоте и полноте, доколе там до конца не разрушен памятник собственному «я». А значит, Бог будет продолжать Свою работу дальше, пока обломки истукана не превратятся в прах, а прах не развеется по ветру.

Да, человек – ничто! Но вера в Бога, в Его любовь и силу совершает чудеса, ибо мы, глядя на Него, преображаемся в Его образ и становимся причастниками Его естества. Господня любовь изливается обильным потоком в наши сердца, в то время как мы видим, что не достойны даже малой части её. Это покоряет нас.

Простой человек удивляется, когда кто-либо из сильных мира сего обращает на него своё внимание, уделяет время, благотворит ему. Благодарность его не знает границ. Насколько же более счастливы мы, христиане: Сам Бог стал нашим Другом! Царь царей простёр к нам скипетр и приблизил к Себе! И не потому, что мы какие-то особенные. Не потому, что достойны этого. Просто такова Его любовь! Давайте будем ценить её и непрестанно благодарить и славить великого Бога, Того, Кто Один достоин всей славы!

Источник: Православие.фм

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях

0
Пресс-служба Ейской епархии
Яндекс.Метрика

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.